Ух ты, Эгегейское море! Часть вторая

II. Переход

День пятнадцатый.

Под утро начали прибывать ребята. Причем Слава и Костя прибыли расчетным рейсом, а Арсений застрял. Потому что ему визу дали не с 25, а с 26, при том, что граница ЕС открывалась в Риге в 23:00 25.08. И его просто не посадили в «домодедушке» на самолет. В итоге прибыл в 7 вечера вместо 4 утра.

Заправились, разместились, подготовились, закупились, отметились и немного пообщались. Я откис и  отдался на волю волн: раз Греция мне больше помочь не в состоянии — надо уходить. Всё: парусы да снасти в нашей власти – вперед!

День шестнадцатый.

Вышли рано, как и обещали, до 8:00. В Сардонике то скисало, то поддувало, но чем ближе к югу тем поддувало лучше. На траверсе Палеа Факайя подсвистывало на 5+. Вышли за мысы. Раздуло сначала 7, потом 8. Пока не дошли до Китноса дуло на 8 со звездами. Развесистыми такими, лучистыми. Не просто так 8 бофорта называется near gale; думаю, что в пике там был самый банальный шторм (gale), бофортная девятка. Не люблю преувеличивать, анемометр не работал, но по всем признакам 8* было на лицо и не один час. Третий риф на обоих, потом грот убрали совсем – дуло в раковину. И волна накатывала за 5 метров. До нижних краспиц конечно еще был запас, но фигачило знатно, на 6 баллов по волнению накачало. На серфировании лаг добегал до десятки уверенно. Вообще Анжи ходок хороший: вытащить ее за 8 узлов не является проблемой. Ни парусами, ни двигателем. И очень уверенно и спокойно танцует на волне: йорка, что вы хотите. Мужики доложили Посейдону все, что было съедено за сутки. И это тоже было хорошо – потом не укачивались. Что описывать? Как учились рулить по волне? Учились. Нормально. О чем я думал? Думал, что дерьмо опять разболтает и надо максимально подходить на парусах. Что и сделали. На подходе к Китносу немного подскисло – Кея прикрывала или просто скисло, не знаю. Знаю, что мы переходили одни: единственное увиденное судно – какой-то контейнеровоз. Ни одного паруса.

У Китноса нас нагнала моторная. Им было невесело, вылетали по мидель. Но упорно шли в порт. Нам туда было не надо, встали в бухте, где и прошлый раз. Лодок было мало: две тридцатки и катамаран. Тридцатки стояли и неделю назад. Потом пришел еще кат и офшорник, по ощущениям халберг. Встали сразу, двигатель урчал, не останавливался. Выдали пять смычек и сели ужинать.

День семнадцатый.

Такое иногда бывает: если проблема или задача серьезная, то я ее пытаюсь решить во сне, в полудреме и т.д. Под утро придумал, что делать с подачей топлива. Надо брать с нижнего штуцера — со слива. Поставить третий фильтр, тот, что посоветовал Роман, и идти поглядывая туда и в шланг. Частично разобрали и слили топливную магистраль. Подающий шланг оказался бронированным. Примерно час понадобился, чтобы его обрезать. Шланг был забит напрочь — не продувался и даже не тек; до сих пор не понимаю, как с него движок вообще питался. Заглушили обрубок, перенесли первый фильтр на другую стенку двигательного отсека, собрали все в единое, прокачали, пустили. Работает. Есть подозрение, что солярка подтекает по нижнему выходу, но выбора нет и не очень сильно: висят подозрительные капли и все. Возможно это итоги перелива при заправке. Не суть — выходим.

Вышли в 14:00. Ветер попутный в левую раковину, до 6 баллов, в основном 3-4.

К закату оказались под Антипаросом. Решили идти дальше овернайт: лодка идет, двигун может работать, судов не много – идем.

Маяки в проливе между Иосом и Ираклией не работают. У Антипароса работает, а тут нет. Парос и Наксос светились на всех этажах. И Луна. В общем, было неплохо. Я расслабился, и это была ошибка.

День восемнадцатый.

К рассвету были южнее Аморгоса. Рассвет это всегда здорово, а в море вдесятеро. Все достали фотоаппараты. Ветер скисал примерно от 3-4 ночи. Но мы еще шли. На восходе решили, что пора включать двигатель: индикатор показывал, что на пике потребления вольтаж на батареях в районе 11 вольт. Но я не нервничал: во-первых на 11 «с чем-то» мы пускали и все было ОК, во-вторых привык к тому, что аккумуляторы (а на лодке у меня раньше были только так называемые «гелиевые»), отдают все до железки и глубокого разряда не боятся: один из EXCITE 900 дважды был разряжен до 3.7 вольта и потом еще успешно проработал 2 года. Так что того, что видел на индикаторе не опасался. А зря: батареи были старые, холодильники и прочие потребители выедали энергию уже третьи сутки, так как двигатель старались без нужды не гонять.

И проблема не заставила себя ждать: запуск не пошел. Лоб вспотел мгновенно. Отключили все, дали два часа набрать все, что еще осталось в батареях. Стационарка на 25 ватах гасла. Ветра не набиралось и на балл. В 9 решили пробовать, одновременно помогая руками: накрутили на свободный шкив веревку и приготовились дергать. Индикатор показывал 11.15, на батареях было 11.2 вольта. Проверили и протянули все клеммы и контакты. Дернули. Раз, другой, третий. Оборот, максимум полтора. 90 лошадей. Вот когда много плохо. Декомпрессоров нет, маховика нет, вала под кривой тоже. Гайка на шкиве колена большая миллиметров 50. Такой головы нет. Стало пахнуть аварийной ситуацией. До Аморгоса и до Астипалайи миль по 15-20, ветра ноль. Аморгос на ветре – туда нет дороги. Носимые рации не добивают, стационарка на high не передает. На парусах можно дойти куда угодно, лучше сразу в Родос, но туда миль 130 если не 150, это еще сутки. И прогноз был до 8 бофорта. Как раз в ночь, когда мы скорее всего будем пересекать самую открытую часть между Астипалайей и Косом-Нисиросом-Халики. Плохо. Уже плохо.

Позвонил в Москву дочери, попросил найти телефон костгарда Астипалайи (должен же там кто-то быть!). Телефон нашелся только костгарда Пирея. Ситуация на панпан. Пирей принял и дал панпан на акваторию Аморгос- Астипалайя. Указал наш телефон.

На связь вышли несколько судов, один из них моторная яхта «Грифин». Объяснил Грифину детали. Потом был порт полис Астипалаи. У них своего катера нет, порт полис нашел рыбака в качестве буксира. ЕТА рыбака часа полтора-два. Грифин обещает быть через 30 минут.

Продолжаем попытки, Прикидываем как рвануть фордевинтом, если появится ветер. Главное не долбануть по вантам, такелаж должен выдержать.

Подходит Грифин. Лодка футов на 65, черный металлик, полированная. Общаемся. По моему австрийцы. Объясняют, что «прикурить» дать не могут, буксир тоже невозможен, но сейчас на динги переправят инженера с бустером. Динги соответственно фута на 33, прибывает инженер. Действительно австриец: читая инструкцию, пытается бустером размером с мелкий дипломат зарядить аккумулятор в 160 Ач емкости. Делаю слабую попытку объяснить, что это не та затея, но он честно выполняет инструкцию (все как в райфайзенбанке, где проработал 5 лет). Две попытки, переговоры с капитаном. И тогда инженер, забив на инструкцию и включив голову (опять-таки, как в райфе), предлагает подключить бустер напрямую к стартеру – то, что я ненавязчиво пытался предложить сразу. Бустер заряжается, РУД на средний газ, пускаем. УРА! Дизель завелся.

Внутри немного откисает. Инженер рад, хлопает по рукам, поясняет, что движок нельзя останавливать и отбывает. Мы идем в Астипалаю, каждые 15-20 минут смотрю на состояние фильтров и трубопровода. Пока чисто. Держим 2200 rpm, заряжаем, скорость за 7 узлов – часа три хода. Через полчаса на левом траверсе обнаруживается рыбацкий бот, угнаться не может, но явно целит в нас. Подтормаживаем. Бот проходит мимо и уточняет все ли в порядке. Отвечаем утвердительно, и бот отваливает по своим делам.

Астипалайя запрашивает к какому порту идем — к северному или южному. По наитию говорю, что к южному и в итоге это тоже оказывается единственно верным решением. К 18 подходим в бухту города Chora. За молом видны мачты, молю Посейдона, чтобы было место. Место есть, только одно, но нам больше и не надо, стоянка на якоре с растяжкой кормы на пирс. Второго захода не будет, швартуемся чисто. Сразу подключаем электричество и только после этого рубим дизель. Порт полис просит прибыть для разбирательств. Беру документы и иду туда.

Пауза на перекур.

Порт полис документы оставил у себя: после панпана требуется освидетельствование для допуска к плаванию. Дневной свет притухает: понимаю, что это конец. Флаг Островов Кука, как быть? Офицер флага в Москве, в Греции вряд ли есть посольство или консульство: обычно Острова Кука пользуются дипсервисом Новой Зеландии. Но порт полис не унывает, объясняет что российское посольство проинформировано и про панпан и про то, что все уже нормально, вот только Острова Кука… Но «вы не волнуйтесь: сегодня, максимум завтра с утра мы найдем их посольство, договоримся о сюрвеере, он выпустит сертификат и вы пойдете дальше – отдыхать и гулять: не стоять же вам тут всю зиму!» Наивный чебурашка, думаю я, имея опыт общения в основном с советской и российской бюрократией. Но киваю и делаю успокоенный вид. Приходит отец хозяина бота – 200ё за ложный вызов. Мог бы и 500 попросить, но видимо ему порт полис сказал, что не тот случай.

И вообще. Они извиняются! Передо мной! За то, что у них здесь нет своего судна и они вынуждены просить рыбаков, а это не бесплатно! Порт полис извиняется! «Вы поймите: им надо заплатить. Иначе мы в будущем в подобных случаях не сможем их попросить оказать помощь». Они искренни – эта девушка, принесшая мне стакан холодной воды и Костас, который не слезает с телефона в попытках найти представителя Кука. Он звонит и в русское посольство и в министерство иностранных дел Греции, чтобы найти консула моего флага. «Успокойтесь, не переживайте – мы все сделаем завтра, максимум послезавтра вы сможете выйти. Поймите: для закрытия вопроса нам формально нужна эта бумага – сертификат годности». Вынужден им подыграть, ухожу с улыбкой. Но на душе кошки. Звоню офицеру флага в Москву. Подтверждает, так и должно быть. Сюрвееров на востоке – на Калимносе и Косе — у него нет, только Пирей. Невесело.

Фигня! Ужинаем и обсуждаем ситуацию. Лодка ломается постоянно. Это ненормально, так не должно быть. Понятно, что она не хочет покидать Грецию, но для такого количества отказов одного этого объяснения мало. Проверяю одну гипотезу, и мы ложимся спать.

День девятнадцатый.

Для разгрузки и по результатам осмысления своих и не только своих предположений прогуливаюсь до форта. Точнее беру машину в прокат (35ё в день) и еду наверх. Потом иду. Потом возвращаюсь с нужной информацией. Вызывает порт полис. Прибываю.

Две новости:

1. Есть сюрвеер на Калимносе  (паром раз в день 3 часа хода), у которого здесь – на Астипалае —  есть бизнеспартнер. Он сможет освидетельствовать судно. Но нужно согласие флага. Офицер флага в Москве уже запросил добро на внеочередное, но это долго: между нами и куками 12 часов разницы, так что любое решение придет только завтра-послезавтра.

2.Консула Кука в Греции не нашли. И тогда главный в порт полис принимает решение: «Пиши заявление: в связи с невозможностью получить одобрение со стороны государственных представителей Островов Кука в Греции прошу разрешить освидетельствование любым авторизованным сюрвеером. В частности…» и он диктует того – на Калимносе. «Звони ему, договаривайся о цене. Вот телефон».

Сюрввер оказывается тоже человеком: «Обычно я беру 600, так как это машинерия, нужен выезд и т.д. Но в вашем случае ситуация предельно ясна. По этому 200 и я выпущу сертификат. К вам подойдут. Как только мне сообщат – все будет».

Через полчаса нам нанесли визит на борт, а еще через 15 минут порт полис попросил зайти за документами. Мы можем выходить.

Но я не могу. Я просто не могу выйти: нужен отдых. Принимаю решение постоять остаток дня и следующий день: успокоиться, подготовиться и идти прямым ходом на Родос.

Отвожу ребят наверх к кастлу, сам на машине решаю исследовать остров. Заодно релакснуть – руль успокаивает.

Нашел «северный», он же новый, порт. К нему идет неплохая асфальтовая тупиковая дорога. Рядом карьер. И больше ничего. То-есть мол, домишко здания «порта» (пустое и запертое), столбик со знаком «остановка автобуса» и все. На 4 км вокруг. В общем «Полустанок был стандартный: клумба с бюстом Гения и туалет с буквами М, Ж, Р. Боб Аб подождал немного – так и есть: оттуда вывалился робот, одергивая обшивку». До порт полис и города километров 8-9. Кто-то нас ведет. Сурово, но ведет точно.

А еще нашел очень забавную дорогу. Великолепная дорога длинной 10-11 км – астипалийский автобан, который идет от крайнего курортного поселка до бухты Ватхи. Но за километр-два до финиша он превращается в грунтовку. Никаких ответвлений, никаких поселков и отелей – просто дорога в никуда, огороженная отбойниками.

В процессе езды в голове иногда возникает мысль. Даже не мысль – тень ее: что бы было, если бы я так влип в российских территориальных водах. Как будто на другой планете. Мы отвыкли. Мы отвыкли от нормального человеческого отношения. Между собой и к себе. «Как это оказалось просто – вернуть вас в первобытное состояние, поставить вас на четвереньки – три года, один честолюбивый маньяк и один провинциальный интриган. И вы согнулись, озверели, потеряли человеческий облик».

Это хорошо: раз в голове бродят хотя бы тени сторонних мыслей, значит отпускает.

Вечером в Астипалаю пришел «Персей» с Сергеем Потапкиным. И только мы сели поговорить в кокпите Персея, как в бухту, выделывая невообразимые пируэты, влетела бавария фута на 43 под канадским прапором.

Сначала они попытались втиснуться между нами и соседом справа. Там был метр. Я объяснил, что это невозможно, хотя они пытались и слегка поцарапали соседа. Потом они попытались влезть между нами и соседом слева. Навалили на три якоря, левому винтом и пером, мне килем, на правый положили нос и якорь. Мы завели двигатели, опустили цепи, он с грехом пополам ушел и опять полез между мной и левым. Влез не взирая ни на чье возмущение. Но это было только начало: не спрашивая разрешения, рассоединил наше электричество и вставил туда свой тройник. Я попросил больше так не делать и в случае расстыковки предупредить меня. К полуночи все улеглось.

День двадцатый.

По утру выяснилось, что он таки опять разорвал наше электричество и воткнулся самостоятельно в отдельную розетку. Но это было тоже не все: перекладывая якорь утром, канадец накрыл две цепи. Сосед слева ушел сразу после завтрака, катамаран левее левого соседа ушел после полудня. В итоге кленовый стоял один на площади, где раньше стояли два монохала и 450 лагуна. Потапкин уходил завтра, мы тоже. Кранцы перевесили налево все, кто остался, ибо канадец вчера был явно не пьян: утром чудило продолжилось.

Купил запасной новый аккумулятор – на случай проблем. Батареи забиты под завязку, до Родос марины миль 100-110. Купаемся, загораем, едим, отдыхаем. Ложимся рано спать.

День двадцать первый.

Встали в 5:30, вышли в 7:00. Пока 4 балла, опять левый бакштаг. К 15 дошли до Нисироса, поддувало до 5. Ветер заходит на югозапад и слабеет. Фордаком идти тяжело и небыстро. Несколько раз пускали двигатель. Муть наболтало: в кольцах топливопровода и в первом фильтре муть. Главное что в кольцах! Внутреннее сечение примерно 2-3 кв. см., а у штатного трубопровода меньше – диаметр миллиметров 8 от силы: кольца выступают как динамический фильтр-отстойник, солярка проскакивает через муть. Нам опять везет. На всякий случай достаем канистру: вход в марину не очень удобный и узкий.

От Нисироса связываемся с мариной. Места есть, наша задача прийти до 23:00. Иначе придется швартоваться самим непонятно как.

Траверс Сими на закате. Конечно лучше бы туда, но еще лучше на Родос – до Мармариса ближе и там нормальная марина с нормальными пирсами, электричеством, санузлами. Все соскучились по нормальному душу. Впрочем «соскучились» это не то слово. Полная Луна нам в помощь. Опять связываемся с мариной: пока успеваем. Огибаем порт по дуге: из порта Родос может быстро выскочить, что угодно. Ветер опять под 5. Ползем вдоль мола. Входим. Успели. Нас швартуют на гостевой без электричества и воды: «завтра включим». А оно нам завтра надо? Понтон загажен чайками, так что бетона невидно: USS 0055 Stingray. «Это проблема, я доложу Доджу». Все в душ и спать! СПАТЬ! Мы почти у цели.

День двадцать второй.

Родос меня расслабляет. Сначала пошел в таможню. А надо было в порт полис – транзитлог штамповать. Итого плюс 30 минут. Потом опять в таможню (тут я совсем расслабился), потом в бордерконтроль – закрыли границу, потом опять в порт полис к Мандраки – отдать бумагу из таможни. И потом … я решил, что теперь точно могу расслабиться. И выпил поллитра холодного смачного родосского пива в знакомом ресторанчике. Прогулялся по старому городу. И пошел в марину. На подходе подумал, что рюкзак дюже легкий. Полез и… папка с документами на лодку отсутствовала. Давно так не бегал по жаре. Хорошо, что похудел. Либо я ее забыл в таможне либо в порт полис. Скорее в таможне. Сначала туда.

Там уже ждали. Главный с искрой юмора в газах поинтересовался: успели ли мы выйти. Пояснил, что не успели. Зато они уже успели позвонить в марину. Короче расслабился я неслабо. Потом, на обратном пути, когда мы гуляли день между паромом с Мармариса и самолетом на Афины, пару раз пытался забыть фотоаппарат – ребята проконтролировали. Родос расслабляет. Хорошее место.

Вышли не 12, а в два пополудни.

Подходили к таможне Мармариса к 18, нам дали отбой: «Идите сразу на Ятмарину: сейчас подойдут паромы с Родоса, там полтора часа будет не до вас. И тариф двойной — вечерний. Завтра пройдете.»

Марина приняла практически сразу, поставили на неплохой короткий понтон Оскар. Оформление завтра с 8:30.

Морская практика у ребят удалась. 310 миль за 6 дней; чуть больше 3 ходовых суток; 12 ночных часов; максимум 8+ бофорта.

Переход окончен, я выдохнул окончательно.

khavilx