Пара слов о размещении и быте

Эпиграфом к записи про практику штормования послужило объявление, прозвучавшее по громкой связи перед наступлением неблагоприятной погоды. До этого момента подобные детали судовой жизни не упоминались мною, и я решила, что пора рассказать немного об устройстве быта на борту нашего ледокола.

Для начала о размещении. Вся научная группа живет в одно- двух- и четырехместных каютах по одному или по два человека. Одиночное проживание — привилегия скажем так, старших научных сотрудников (т.е. руководителей групп, участников постарше). Молодые ученые живут, в основном, по двое. Двоем живем и мы с соседкой. В каждой каюте есть санузел: раковина, душ, гальюн. Шкафы, письменный стол, естественно, кровати (двух ярусные «мамонты»), диван, отдельный ящик со спас жилетами (в количестве, соответствующем количеству жителей, на которое рассчитана каюта) — в общем то все. Все помещение заточено под оптимальное использование пространства, а так же эксплуатацию в качку. Все дверцы и ящики имеют «стопора», препятствующие самовольному открытию, двери оборудованы доводчиками. В каюте два круглых иллюминатора с металическими ставнями, притягивающимися (в случае надобности) барашками. Иллюминаторы выходят прямо в борт судна.

Большая часть членов экспедиционной группы живет на минус первой палубе. Здесь же проживают некоторые члены экипажа и располагается библиотека. На этаже, имеются два титаника, обеспечивающих нас круглосуточно чаем.

На главной палубе (на одну выше той, на которой живем мы) проживают члены экипажа, располагается одна из столовых, комната отдыха, прачечная и стиральные машинки общего пользования. Если надо постирать одежду, можно воспользоваться одной из них. С этой палубы опускают розету для забора воды с различных глубин, соответственно и лаборатория химиков располагается здесь же.

На следующих палубах надстройки также проживают члены экипажа и участники экспедиции, располагается мед пункт со стационаром, сауна, вторая столовая (для тех, кто живет в надстройке), тренажерный зал. Сауна работает по некоторому импровизированному расписанию. Есть мужские, женские и смешанные часы, а так же дни, для членов экипажа и представителей научной группы. Посещение тренажерного зала ничем подобным не ограничено. Здесь имеется необходимый, но достаточный минимум тренажеров, а также стол для пин-понга.

На верхней палубе (4 палуба надстройки) располагаются входы на мостик и в лаборатории (в том числе и нашу, метеорологическую). Мотик по понятным причинам «сидит» выше всех остальных помещений. Все его стены состоят из крупных окон, внутри от борта до борта — открытое пространство с несколькими группами пультов управления. Центр управления двигателем находится в машинном отделении.

Еще на Трёшникове есть две вертолетные палубы, два больших крана и пеленгаторная палуба. На открытые палубы и в служебные помещения ведут тяжелые металлические двери, которые, порой с трудом удается открыть. Минус первую палубу (ту, с которой я начала описание) от верхней палубы (на которой размещены лаборатории) отделяет 10 пролетов лестницы (т.е. 5 этажей). Для особенно ленивых или уставших имеется лифт. Если им не пользоваться, за день набегает порядка 45-50 этажей, что само по себе уже не мало.

На этом, пожалуй, вопрос обустройства ледокола можно на время закрыть.

khavilx