Через Баренцево море, или немного о подготовке и организации работы нашей группы

fvyctlkj4qa

Баренцево море. Август 2015

«Все вышли в ИСКПЕДИЦИЮ
(Считая и меня).
Сова, и Ру, и Кролик,
И вся его родня!»
(С) А.Милн «Винни Пух и Все Все Все»

Итак, отданы швартовы, мы идем по Северной Двине. Двина петляет. На берегу створы, вокруг нас буи МАМС. Мы проходим остров, посреди которого стоит вышка сотовой связи. Через месяц мы будем ждать эту вышку.
Наша команда метеорологов, собирается в лаборатории на верхней палубе надстройки и начинает готовить аппаратуру к инсталляции. Бесконечное множество приборов, названия которых заканчиваются на незатейливые «-мометр» и «-граф», выкладывается на всевозможные поверхности, проверяется на комплектность и исправность. Каждый из них в ближайшие двое суток будет распакован, собран и поставлен куда-то на палубу, где будет мерзнуть и мокнуть следующие несколько недель.
На установку всего оборудования ушло два с половиной дня. На второй день выяснилось, что блок питания одного из приборов не работает. Пришлось вспомнить старые-добрые электричество и пайку. В итоге все взлетело, а мы разделились на вахты по 8 часов. Получилось так, что каждый четвертый день — выходной у одного из нас. Приборы стоят на пеленгаторной палубе и на баке. В обязанности вахтенного входит фиксация облачности и интересных явлений раз в час, и проверка оборудования раз в 4 часа. Кроме того, у каждого есть измерения, по которым ежедневно сдается отчет по результатам наблюдений.

Пока мы ставились, Академик Трёшников вышел из Белого моря в Баренцево и продолжил движение на север, оставляя Новую Землю справа по борту, чтобы, миновав мыс Желания, попасть в Карское море. За последние сутки (с 24 августа по 25) мы прошли более 300 миль. Это конечно больше, чем проходит яхта. На яхте (обычной, крейсерской, в общем, например, как Гея) те 13 узлов, с которыми мы сейчас идем постоянно — это какие-то заоблачные высоты, которых мне лично достигать не удавалось.
Надо отметить, что на ледоколе воспринимается по-другому не только скорость движения, но и волнение и ветер. Те мелкие волны, которые невольно замечаешь на яхте, ледокол режет с безразличием чайки. Качка начинается, когда появляется океанская зыбь и раздувает. Впрочем, даже она тут не такая активная, как на маломерной яхте. Этот процесс больше похож на медленное переваливание с борта на борт, с носа на корму. Чувствуется, что судно не маленькое.
khavilx