От Москвы до выхода в море

soj8qcrc2nc

Академик Трёшников в порту г. Архангельск. август 2015

«А пол бака и пол бака — это по любому бак получается»

День Радио


Двадцать первого августа день начался рано, безумно рано для меня. Пол ночи не удавалось впихнуть невпихуемое — засунуть все вещи, необходимые в экспедиции в шестидесяти литровую дорожную сумку. В конце концов, геометрия взяла свое: в сумку не влезло. Пришлось все, тщательно утрамбованные до этого, вещи перекладывать в чемодан. В итоге здорового сна не получилось. Получилось три часа полудремы. Будильники заорали в пол пятого. В пять оторвалась от кровати и в половину шестого уже сидела в машине. Аэропорт, регистрация, багаж, контроль, досмотр, кофе, полет. Надо сказать, что за прошедшие три года, в течение которых я не летала, ситуация с регистрациями немного изменилась в лучшую сторону: появилась возможность зарегистрироваться самостоятельно, и отстояв очередь, сдать багаж. В результате традиционные полтора часа унижения сократились до двадцати минут.

И вот, Аэрофлот даже не был потерян багаж, мы оперативно погрузились в минивэн и поехали в порт. Надо сказать, что в порту было странно. В отличии от Киркинеса, где никакого пропускного режима в порту вовсе не было (или он был, но ненавязчивый), в Архангельске Россия еще раз доказала, что является страной заборов и запретов. В порту два (ДВА) КПП. На каждом проверяют паспорта и спрашивают, кто ты, откуда и куда. Во имя чего — не понятно. После КПП и еще одного КПП мы попали на борт, разместились по каютам и отправились обедать. Это начинает становиться традицией: я всегда приезжаю на борт судна не задолго до приема пищи. Два года назад тоже был обед.

Об обеде и еде на борту различных НЭС’ов я могу сказать только одно: главное вовремя признаться, что в твой желудок влезает значительно меньше, чем в желудок моряка, и перестать доедать все, что не влезает уже никак, да и вообще перестать жрать много. Это простая истина. И это правда.

После обеда была прогулка по городу до ближайшего магазина за шоколадом, яблоками и лимонами. По возвращении на борт состоялось знакомство с соседкой по каюте — Алёной. Молодые ученые, а тем более студенты, живут в каюте по двое. Индивидуальное размещение для крупных ученых.

Все то время, пока мы развлекались и отдыхали, доблестный экипаж ледокола грузил провиант, оборудование и прочее обеспечение. Погрузкой руководил, кажется, боцман. Он во многом напоминал боцманов из мультиков. Бункеровка, которая потом послужила причиной нашей задержки на полтора дня в Архангельске, началась после обеда.

На следующий день, когда после завтрака в 10:30 участников научной группы пригласили на экскурсию в Малые Карелы (музей под открытом небом, представляющий собой аналог Кижей), стало понятно, что до вечера (т.е. до конца увольнения) мы не выйдем. Я решила экскурсию проигнорировать, и направилась на ближайшую почту, чтобы разослать всем, желавшим того, друзьям открыток из Архангельска. Идея отправлять бумажные письма изо всех концов планеты родилась после поездки в Карелию. Письмо в конверте с настоящей наклеенной маркой как-то по-другому воспринимается получателем. Для него это не электронная отписка, а живая история, которую можно пощупать.

Во время прогулки до почты, заглянула в яхт-клуб «Норд» в Соломбале (один из районов Архангельска). О его существовании я узнала, когда нас везли на Трёшникова из аэропорта. Естественно, в середине дня в субботу начальства не было, так же не было и яхтсменов: либо в море, либо не на борту. Сам яхт-клуб, если не знать, что он где-то рядом с мостом, найти с суши сложновато: на располагающийся рядом кайтинг намекает множество табличек, на клуб — один баннер непосредственно около ворот. Не смотря на это, чутье подсказало, что виляющая дорога посередине некоторого подобия пром зоны должна привезти туда, куда надо. И привела: на входе пост дежурного и огромный сторожевой пес (над псом табличка «К собаке не подходить!»).

Бункеровка возобновилась во второй половине дня, продолжалась на следующий день.

В воскресенье после завтрака наша метеорологическая группа приступила к работе: разобрала часть оборудования. Как оказалось, мой профилемер тоже приехал. Вместе с научным оборудованием приехало и околонаучное, доставка которого на борт стала для меня дилеммой уходящей недели. И вот, наконец-то нам объявили, что отход состоится в 12. Уже настоящий отход — начальники научных групп прошли и проверили наличие своих подчиненных на борту. Дальше будет полтора месяца работы и всяких интересностей.

PS отследить наше положение можно на сайте: http://www.marinetraffic.com (MMSI: 273359440)

khavilx